poniedziałek, 29 lipca 2019

Lista wychowanków Polskiego Internatu na stacji Burnoje


Lista wychowanków Polskiego Internatu na stacji Burnoje, rejon Dżuwaliński, obwód Południowo-Kazachstański [lista niedatowana, sporządzona najprawdopodobniej pod koniec roku 1945 w związku z planowaną repatriacją]:
  1. Andruszkiewicz Czesław
  2. Andruszkiewicz Janina
  3. Bałtrik (lub Bulko?) Eugeniusz
  4. Bałtrik Leokadia
  5. Bergazin Roza
  6. Bernard Abram
  7. Bernard Sara
  8. Grinszpan Adam
  9. Grzelak Mieczysław
  10. Ignatowska Chiejwiet
  11. Ignatowska Fajga
  12. Iliukiewicz Alieke (?)
  13. Jachimiuk Aleksandra
  14. Jagiełło Witold
  15. Jagiełło Władysław
  16. Kalwas Regina
  17. Kondak Teresa
  18. Kopułowicz Jadwiga
  19. Korol Leonarda
  20. Korol Maria
  21. Kozik Irena
  22. Kresz Karola
  23. Kresz Zelig
  24. Krupa Krystyna
  25. Krupa Tadeusz
  26. Krupa Witold
  27. Marko Nina
  28. Marko Tadeusz
  29. Nowosad Nina
  30. Pełsberg Henryk
  31. Podietawa Eugeniusz
  32. Podietawa Marian
  33. Puder Arkady
  34. Rakoczyńska Jadwiga
  35. Rakoczyński Jankiel
  36. Romanczuk Piotr
  37. Rubinsztajn Zygmunt
  38. Rudnicki Wacław
  39. Sypniewski Aleksander
  40. Sypniewski Antoni
  41. Szpula Janina
  42. Szpula Józef
  43. Szpula Serafina
  44. Szpula Urszula
  45. Szydłowska Lucyna
  46. Szydłowska Teresa
  47. Szydłowski Czesław
  48. Szydłowski Sławomir
  49. Szymnik Regina
  50. Truszkowski Marian
  51. Tugentman Majer
  52. Tugentman Sabiek
  53. Windicki Bliama
  54. Windicki Jakub
  55. Wojtaszek Zygmunt
  56. Zgieb Henryk
  57. Zgieb Kazimierz
  58. Zgieb Leokadia


Lista sierot:
  1. Dembiak Bronisława
  2. Biegen Stefan
  3. Szczepańska Emilia
  4. Hofman Mojsiej

Dyrektor szkoły Smołowska, kierownik internatu Bronsztein.

poniedziałek, 22 lipca 2019

Kantagi, ITŁ №37


Kantagi, rejon turkiestański, południowy Kazachstan. Miejsce w którym znajdował się ITŁ № 37 (lub jeden z jego podobozów). W latach 1943-1946 więziono tu wielu obywateli polskich skazanych za odmowę przyjęcia obywatelstwa radzieckiego. 
Według mieszkańców na terenie widocznego na zdjęciach cmentarza grzebano zmarłych w obozie więźniów. Zdjecia z roku 2018.





czwartek, 18 lipca 2019

Poszukuję krewnych zaginionej w czasie zesłania Anieli Kosior urodzonej w roku 1922 lub 1924. Wraz z rodzicami Bartłomiejem i Katarzyną (c. Józefa) i rodzeństwem: Leonem (1911), Marianem (1912), Bronisławem (1923), Aleksandrem (1925), Adamem (1927), Marią (1929) przed wojną mieszkała we wsi Witosówka, powiat Trembowla. Najprawdopodobniej w lutym 1940 roku zostali deportowani do Komi ASRR (wg innej wersji do Ałtajskiego Kraju), w roku 1941 wyjechali do południowego Kazachstanu aby wstąpić do armii Andersa.
Do Iranu, a następnie Indii i Afryki, ewakuowano wraz z wojskiem najmłodszą trójkę. Najstarszy z rodzeństwa, Leon, brał udział w kampanii wrześniowej, w roku 1941-1942 został zmobilizowany do Armii Czerwonej, zginął na froncie pozostawiając żoną Katarzynę i syna Romana. Marian równiez został powołany do wojska, przeżył. Po wojnie w maju 1946 roku Bartłomiej i Katarzyna, z synową Katarzyną i wnukiem Romanem wrócili do kraju. Kontakt: sybiracy.stowarzyszenie@gmail.com lub tel 606-205-489

środa, 16 stycznia 2019

Ыб

Поселок Ыб это центр Сыктывдинский район Республики Комию. В 40-х годах XX ст. в районк проживали граждание Польши, депортированы из  Восточной Польши (с 1939 г. Западные области Белорусии и Украины). Блогодаря поиском наших друзьей из России улалось найти многие спецпоселки и места захоронений. В 2014 году была издана книга «Молодёжь перед историей» на польском и русским языках. Спустя полгода мы получили письмо написано Франтишком Косёровском, который жил в этих краях. Вместе с письмом были отправлены фотографии поездки по местам ссылки в 1993 году.




Уважаемый Пан Ежи!

Получил посылку, отправленную Казимежом Кшисяком, и был очень тронут, открывая ее. Внутри - «Молодежь перед историей», эта книга принесла мне особенное удовольствие. Да и мысли мои наполнила покоем...

Я до сих пор считал, что с трагических времен прошедшей войны никто по-настоящему не раскрыл исторической истины, не рассказал о местах спецпоселений. Сейчас уже, благодаря Вам, девяностолетний старик может спокойно закрыть утомленные свои глаза: уже знает, что правда о нашей боли и страданиях переданы наследником: молодым людям из Польши и России. Это настоящая победа, это достижение, которое даёт молодежи новый кругозор и возможность смотреть вверх в будущее.

Передаю искреннюю благодарность всем инициаторам это благородного дела!

Сделано самое главное — память сохранена благодаря усилиям обеих сторон. Это начало процесса... Как надо работать в будущем — это должно быть предметом переговоров.

Мое предложение — это установка на местах захоронений крестов из прочного материала.

Очень важную роль в процессе сохранения памяти выполняют местные жители. Николай Осипов из поселеа Яснöг — один из таких замечательных людей. Благодаря Яну Пророку в августе 1993 года, вместе с Казимежом Кшисяком мы совершили поездку туда. Это было наше паломничество. Вместе с Николаем Николаевичем мы посетили: два кладбища в селе Ыб, кладбище в пос. Яснöг, четыре кладбища в пос. Джепт, кладбище в пос. Ворью, кладбище в пос. Стобью, кладбище в Сыктывкаре и кладбище в пос. Объячево. Прилагаю список захороненных. 10 февраля 1940 года, решением Москвы, 34 семьи были выброшены из собственных домов в деревне Воля Любомирска в неизвестное... Так начались наши страдания. Скоро закрыли нас в вагонах для перевозки скота, как заключенных. Месяц спустя, в условиях царствующей лютой зимы, разгрузили наши вагоны на станции Мураши, в Коми АССР. Оттуда на открытых кузовах грузовиков ЗИС, через Ношуль, Летку, Объячево и Визингу перевезли нас в Ыб в Сыктывдынском райноне. 6 марта из села Ыб караван саней с поляками тронулся дальше, вглубь тайги, в спецпоселок Джепт.

Мне было тогда 14 лет, и я сам внимательно наблюдать за тем, как жили «спецпереселенцы - люди решением кремлевских властей приговорены к смерти» - так пишет замечательный человек Ян Пророк в своей книге.

Со своей стороны написал книгу «Раскорчевка», передаю Вам с целью использования.

Сейчас готовлю очередной выпуск.

С Казимежом Кшисяком мы знакому ещё с детства, наши семьи были депортированы вместе, к лесах Коми покоятся наши умершие от голода родители. В боях за освобождение нашей Родины погибли наши братья Францишек и Анджей. Мы сами были призваны в ряды Красной армии в апреле 1943 года военкоматом в пос. Объячево. После призыва мы должны были отмаршировать в Мураши, но внезапно было объявлено, что поход отменяется. В мае 1943 очередной призыв, можно сказать с «польском оттенком» в 10 польскую пехотную дивизию, в составе которой я служил сапером. В ее составе я перешел от Ленино до Берлина. Казимеж служил в артиллерии 2 пехотной дивизии, с которой перешел к реке Лаб.

Война лишила нас родителей, а Ялтанский договор укрепил изгнание поляков из родных краев...

После войны я решил остаться и дальше служить Родине, защищая ее независимость.

С уважением Тадэуш Косёровски



Кладбище №2 в пос. Джепт. Множество холмиков, упавшие, покрытые мхом, кресты. Здесь покоятся рабы, по велению Берлина и Москвы, приговоренные умереть с голода. Вокруг бесконечная тайга, своим голосом напоминающая хор и орган в церкви, несущая молитву Спасителю за упокой их душ. Непрестанная память об умерших на «нечеловеческой земле» сохраняется в сердцах поляков.





Первое кладбище в селе Ыб, перед колхозом «Заря». Осенью 1941 здесь похоронены родители Розалии и Франтишка Тырхалов и многие другие, умершие до зимы 1941 года. Кладбище называли летним, потому что здесь хоронили жителей села Ыб до того, как река замерзала.


Барак №1 в пос. Джепт. Казимеж Кшесяк стоит в дверях большого барака, в котором жило ок. 50 польских семьей.




Кладбище Шойна-Яг

На высоком берегу в селе Ыб... Вид на Сысолу и бескрайнюю, спящую тайгу... Там поселки, где проживали и где покоятся поляки
Казимеж Кшесяк стоит у переправы через реку Сысолу. За рекой тайга, которая в плен захватила многих ссыльных

Кладбище №2 Шойна-Яг. Здесь хоронили жителей села Ыб, в зимнее время, после того, как река Сысола замерзала. Здесь похоронены поляки, умершие от тифа в 1941-1944 гг., в том числе:: мой отец Войцех Косёровски (⁕1882 †12.03.1942), Лукаш Щур †XII 1941, Павел Щур † I 1942, Ванда Морут † II 1942, Франтишек Морут † II 1942



Усадьба Николая Осипова в пос. Яснöг.

 Добрый человек,  Николай Осипов на фоне своего хозяйства в пос. Яснöг.


Дорога через тайгу в пос. Важью

Кладбище №2 в пос. Джепт. Здесь хоронили поляков с сентября 1940 г. по сентябрь 1941 г. (до т.н. амнистии)

Джепт — часть поселка. Пустые поля, на которых стояло много бараков

Кладбище в селе Объячево, Прилузский р-н. На том кладбище похоронены многие поляки, в том числе наши матери: Анна Кшисяк † XII 1943, Мария Косёровска † 13 I 1944

Сыктывкар, с нами наш проводник Игорь, сын Николая, август 1993 г.

Поселок Важью. Могила Анны Пророк, матери Яна Пророка. Это единственная могила в тайге, про которую можем точно сказать, чей прах здесь покоится. Стоят Казимеж, Николай, Игорь и внук Николая



Музей села Ыб, находится в здании бывшей больницы.

Поселок Важью. Фотография сделана в тайге на месте, где в июле и августе 1940 мы работали при очистке русла реки. Выше за откосом находится кладбище, где похоронены поляки, среди них мама и дед Яна Пророка. Август 1993 г.

         Сыктывкар — река Сысола впадает в Вычегду

Первое кладбище в поселке Джепт. Дорога, которая видна на фотографии, уходит в сторону пос. Яснöг. С правой стороны, с цветами, Николай. На этом кладбище в марте 1940 г. похоронена первая жертва ссылки — двухлетняя девочка Зоя Кшисяк. К осени 1940 года кладбище на поляне было заполнено... Второе кладбище образовалось рядом в лесу, на возвышенности. Там хоронили поляков до осени 1941 г

Церковь в селе Ыб. В марте 1940 г. здесь располагался пересыльный пункт, отсюда поляки направлялись в поселки Яснöг, Джепт, Важью, Мет-ёль и другие поселки. 4 марта 1940 я с большом интересом осматривал (через щели между досками) спрятанный иконостас. Благодаря заступничеству святого Стефана, иконостас сохранился. В августе 1993 года я смог рассмотреть его в полной красе, это был очень трогательный момент...

Кладбище в поселке Яснöг. Здесь покоятся многие поляки, проживавшие в поселке с марта 1940 года. В одной из могил нашел последний приют молодой парень — Багиньски. Когда он был ребенком, его приютили местные, добрые люди. На фотографии Николай Осипов у могилы своей матери.

Объячево, микрорайон Кулиги. В этом доме в 1941-1943 гг. жил Анджей Витос, родной брат Винцента Витоса, премьер-министра довоенной Польши. С осени 1941 по лето 1942 г. возглавлял Делегатуру польского посольства в СССР. На фотографии женщина — владелец дома и Николай Осипов.




Yb, rejon syktywdyński Republiki Komi

Yb (w relacjach zesłańców spotyka się również pisownię Ib) to miejscowość w  rejonie syktywdyńskim Republiki Komi (Federacja Rosyjska). W latach 40 XX wieku deportowano tu obywateli polskich. Dzięki aktywności naszych rosyjskich przyjaciół udało się zlokalizować wiele dawnych osiedli specjalnych i cmentarzy. W roku 2014 ukazała się książka "Młodzież wobec historii w językach polskim i rosyjskim, zawierająca materiały młodzieżowych ekspedycji badawczych -  w tym także dotyczących rejonu syktywdyńskiego.  Po pewnym czasie otrzymaliśmy list od Franciszka Kosiorowskiego wraz ze zdjęciami z wyjazdu do dawnych miejsc osiedlenia, który miał miejsce w roku 1993. Zdjęcia wraz z opisami autora publikuję poniżej.










Droga przez tajgę do Ważju

Cmentarz w Dżept (nr2) tu pochowano Polaków od września 1940 do września 1941 (tzw amnestii)

Dżept część posiołka , na pustych polach miejsca po wielu barakach

Cmentarz w Objaczewie tu spoczywają nasze matki: Anna Krzysiak zm. XII 1941, Maria Kosiorowska zm. 13 I 1944. Na tym cmentarzu spoczywa wielu Polaków.

Syktywkar , nasz przewodnik Igor, syn Mikołaja. sierpień 1993

Ważju, grób Anny Prorok, matki Jana Proroka. Jedyny grób w tajdze, o którym wiadomo, kto w nim spoczywa. Od lewej: Kazik, Mikołaj, Igor i wnuk Mikołaja.



 Muzeum w Ib (budynek dawnego szpitala)

Zdjęcie wykonałem w tajdze, w Ważju, gdzie w lipcu i sierpniu 1940 roku pracowaliśmy przy czyszczeniu rzeki widocznej na zdjęciu. Powyżej, na skarpie znajduje się cmentarz, gdzie spoczywają Polacy między innymi matka i dziadek Jana Proroka, sierpień 1993


Pierwszy cmentarz w Dżepcie, z boku wychodzi Mikołaj z kwiatami,. Wylot drogi w kierunku Jasnoga. To tu w marcu 1940 roku pochowano pierwszą ofiarę pochowano dwuletnie dziecko - Zosię Krzysiak. Do jesieni 1940 roku mogiły zapełniły ten cmentarz na polanie. Natychmiast powstał cmentarz nr 2, położony obok na wzniesieniu, w lesie. Tam chowano Polaków do jesieni 1941 roku. 

Cerkiew w Ybie. W marcu 1940 roku stanowiła ona punkt etapowy dla Polaków kierowanych do tajgi: Jasnoga, Dżeptu, Ważju, Metjolu i innych. 4 marca 1940 z wielkim zaciekawieniem obserwowałem przez szpary w deskach ukryty za zasłoną ikonostas. Dzięki św. Stefanowi przetrwał on i doczekał lepszych czasów.W sierpniu 1993 ze wzruszeniem oglądałem go w całej krasie.
Cmentarz w Jasnogu. Tu spoczywa wielu Polaków , których rozmieszczono w Jasnogu od marca 1940 roku. W jednej z mogił spoczywa młody Polak o nazwisku Bagiński. Jako dziecko pozostał pod opieką miejscowych - dobrych ludzi. Później, aż do śmierci dźwigał brzemię ciężkiego życia... Na zdjęciu Mikołaj Osipow nad grobem swojej matki.



Cmentarz Szojna-Jag







Objaczewo, rejon priłużski . Dom w dzielnicy Kuligi. W tym domu w latach 1941-1943 mieszkał Andrzej Witos (brat Wincentego Witosa). Od jesieni 1941 do lata 1942 roku pełnił rolą szefa Delegatury Polskiej na Rejon Priłużski. Obok właścicielki domu Mikołaj Osipow.


Lista wychowanków Polskiego Internatu na stacji Burnoje

Lista wychowanków Polskiego Internatu na stacji Burnoje, rejon Dżuwaliński, obwód Południowo-Kazachstański [lista niedatowana, sporządzona...